Любовь и на свалке любовь

Городская свалка Городская свалка

С ранней весны до глубокой осени, просыпаясь по утрам, она находила у постели букет цветов, разных — от подснежников до роз. Каждое утро ей, Любимой Женщине, мужчина готовил завтрак. Тоже разный — от каши до изысканных салатов. Потом они уходили на работу, а вечером возвращались в свой дом. При свечах говорили обо всем на свете и любили друг друга, согреваясь и душой, и телом. Он часто делал ей подарки — то косметичку, то платье, то шикарные сапоги. Иногда, оставаясь дома, она часами рассматривала его боевые награды — две медали и орден. А иногда она страшно напивалась, рыдала и пыталась встать перед ним на колени. И он, пряча слезы, обещал ей обязательно что-нибудь придумать, победит неудачи, обещал счастье и свою вечную любовь...

Что за красивая и трагическая история? Это почти год из жизни майора К., воевавшего в Афганистане дважды контуженного и потерявшего ногу.

Когда он очнулся в госпитале после контузии, его захлестнуло удивительное чувство продолжающейся жизни. Он жив! Он будет жить!

Будет, но как? Вернувшись домой, он не смог найти работу, а связываться с кем попало или просить милостыню не хотел. По ночам он кричал во сне, просыпался и вновь, в который раз, принимался рассказывать жене, как погибли его боевые друзья. Но жена лишь отмахивалась и раздраженным шепотом просила не будить ребенка. Она вообще держалась отчужденно и к тому же боялась дотрагиваться до его культи, а он, узнав об этом, больше не пытался лечь рядом...

Ей многие советовали устроить жизнь, пока молодая. Майор против развода не возражал — понимал, что жена уже никогда не будет близким человеком. Они развелись, а вскоре в квартире появился другой мужчина.

И майор ушел. Несколько месяцев жил у сослуживца, тоже одинокого инвалида. Тот и привел приятеля на свалку — они искали там разные металлические детали, дверные петли, уголки, выкручивали из хлама шурупы. Потом продавали все это добро и как-то перебивались.

Однажды, зайдя домой повидать дочку, майор узнал, что жена выписала его из квартиры. Сил бороться за свои права не было, пенсия теперь не светила, а подводить друга, живя у него без прописки, он не захотел.

Майор взял с собой старое пальто и боевые награды и уехал на свалку на окраине города. Других вещей у него не было — они остались в прежней квартире, а иногда майору казалось, что и в прежней жизни — какой-то иной, далекой. Он часто сомневался, была ли она вообще.

На свалке майор оказался не в одиночестве. Не прошло и нескольких часов, когда к нему подошли двое мужчин. Он в это время сооружал из старых коробок и пленки свое новое жилище. Мужчины предупредили, что на свалке свои законы и их надо соблюдать. Обещали, что скоро пришелец все узнает. Они показались майору страшными — вид у них был... А уж запах! Он, конечно, видел бомжей, но никогда с ними не общался, а этим пришлось протянуть руку при знакомстве...

На следующий день, ближе к вечеру, он увидел женщину. Совсем пьяная, она сидела, прислонясь к обломку бетонной плиты. День был прохладный, и майор, испугавшись, что она простудится, приволок ее в свою коробку — идти незнакомка не могла. Он даже не заметил, сколько ей лет, хороша ли она. Просто уложил на пальто.

Утром они познакомились. Оказалось, что Нина — бывшая медсестра, немного моложе его. Муж погиб в пьяной драке, и она не смогла жить в пустом доме, слыша постоянные попреки свекрови, что в смерти мужа виновата Нина — он пытался защитить ее от приставших на улице хулиганов.

Сына отвезла к матери, работу стала прогуливать, начала пить и напивалась до бесчувствия. Ночевала у подруг или где придется...

Внезапно майор понял, что Нина, несмотря на отечное лицо и синяки под глазами, очень красива. И так же внезапно полюбил, как никогда, с радостью чувствуя ceбя ее рабом, защитником, любовником. Полюбил веек сердцем человека, давно не встречавшего тепла и понимания.

Нина отогрелась, отошла и тоже поняла, что мужчина для нее — все. Потом она как-то сказала, что полюбила даже его культю.

Майор взял себя в руки, познакомился с «нужными» людьми на свалке и выяснил, что можно «работать», не мешая другим. Они с Ниной стали собирать пластике вые банки с крышками. Один раз в неделю за «товаром» приезжали какие-то люди и немного платили.

Майор вырыл неглубокую землянку — благо, опыт был, а потом помог вырыть землянку и соседу, который ничего не умел и до поздней осени спал в куче тряпья, укрываясь пленкой и картоном.

Свалка каждый день преподносила сюрпризы — они вываливались из кузовов грязных грузовиков. Майору всегда удавалось найти для любимой что-нибудь необычное или красивое. Несколько раз ему приходилось даже драться с другими обитателями свалки, чтобы завладеть вещами. И он переживал, что не всегда успевает первым добраться до подъехавшего грузовика — с костылем какая скорость?

И еще майор надеялся накопить денег, чтобы отвезти Нину к наркологу — закодировать. Он все время убеждал ее, да, пожалуй, и себя, что они обязательно вернутся в нормальную жизнь.

Однажды, вернувшись с «работы» к своей землянке, майор застал Нину беседующей с соседом. Сосед что-то бубнил, а Нина, запрокидывая голову, смеялась, весело и беззаботно, словно вокруг была не вонючая свалка, а роскошный парк. Ветер играл ярким шелковым шарфиком, который майор, с боем отбив у конкурентов, накануне подарил возлюбленной...

Нет, эта женщина принадлежит только ему!

Пивная бутылка оказалась совсем рядом. Майор нагнулся, быстро разбил ее о камень и «розочкой» перерезал соседу горло.

Послесловие судебного психиатра

При судебно-психиатрической экспертизе майор К. был признан вменяемым, отмечены лишь незначительные изменения психики вследствие перенесенной контузии. Во время следствия майор ничего не отрицал, только просил помочь Нине. Врачам рассказал, что, когда незадолго до несчастья впервые почувствовал, как смрад помойки и грязи исходит от него самого, понял, что долго так не проживет.

Эпилог

Майор К. прожил после этого всего два года.

Сильная любовь
Читайте в рубрике «Сильная любовь»:
/ Любовь и на свалке любовь