Любовь как ЧП в психиатрической больнице

Любовь Любовь

Нина проходила лечение в психиатрической больнице после того, как ее признали психически невменяемой. Она действительно была тяжело больна и, рассказывая о себе, признавалась, что муж у нее был ужасным ревнивцем, но это раньше, а теперь он ей, Нине, только пальцем погрозит — и все. И когда она смотрела такими невинными глазами словно бы снизу вверх, очень хотелось ей верить.

А мужа своего Нина убила, хотя и не помнила, и не понимала этого.

На другом этаже уже два года проходил лечение вор-рецидивист Вячеслав. Психическое заболевание у него выявили после того, как он совершил очередное преступление. Теперь он готовился к выписке, так как некоторые психические расстройства излечимы. Впереди — новый срок, а впервые Вячеслав сел в шестнадцать и с тех пор, на протяжении двадцати лет, сидел неоднократно, бывая на свободе от силы по полгода. И немудрено: почти у всех его родственников была судимость.

И вот теперь, в свои тридцать пять лет, Вячеслав встретил женщину. Не просто женщину — парень он был Обаятельный, умел найти «красивый» подход, поскольку, пока сидел, довольно много книг прочитал, так что на свободе у него с прекрасным полом проблем не было. Но он хотел большего. И чем быстрее бежали года, тем сильнее желалось Любви, именно такой, с большой буквы. Чтобы была семья. Чтобы был сын.

Никто в больнице так и не узнал, где и каким образом они встретились: маршруты их не пересекались. Но они встретились. Об этом стало известно лишь тогда, когда выяснилось, что пациентке, проходящей принудительное лечение и признанной невменяемой в отношении совершенного убийства, через месяц рожать! Такого ЧП в больнице еще не знали.

Но Нина, глядя по обыкновению снизу вверх, сказала, что полюбила этого человека и даже ребенка его полюбила сразу. Потому и скрывала беременность. И Вячеслав, сколько бы его ни ругали за «нарушение режима» (ничего себе нарушение!), твердил одно: виделись они всего дважды, и глаз не могли отвести друг от друга.

Он прекрасно понимал, какие испытания ждут и его, и Нину, и сына (он был уверен, что родится сын). Сначала младенца отдадут в Дом ребенка — до тех пор пока Вячеслав не освободится, а Нину не выпишут из больницы. Вполне возможно, что ему придется заменить ребенку и мать — слишком тяжелое у Нины заболевание. И он понимал, что у сына могут быть проблемы с психикой — скажется плохая наследственность. И нее же, все же... Вячеслав просто сиял от счастья, и, глядя на него, можно было забыть и о месте, где зародилась эта новая жизнь, и о страшном прошлом тех, кто ее создал. Он смотрел в будущее и видел себя и любимую. Семью. Сына.

Он попросил, чтобы их с Ниной сводили в больничную церковь, и там они долго смотрели на иконы — как признались потом, впервые в жизни.

Послесловие судебного психиатра

Десятилетиями существующие «каноны» отношения к психиатрическому диагнозу и лечению меняются. Диагноз снимается, и тогда человек возвращается в мир здоровых людей. И получает все права и обязанности.

В целом современная психиатрия, несмотря на все нападки и отрицательное отношение многих, становится гуманней. Человек, неоднократно привлекавшийся к уголовной ответственности, признававшийся при судебно-психиатрической экспертизе то вменяемым, то невменяемым, в больнице самого строгого режима обычно получает умело подобранное лечение, которое не убивает в нем естественных желаний. А действительно человеческое отношение, помощь психолога, достойные условия заставляют многих пересмотреть прошлое, сделать выводы, задуматься о будущем.

Сильная любовь
Читайте в рубрике «Сильная любовь»:
/ Любовь как ЧП в психиатрической больнице