Ревновал одну, а ел другую

Бред ревности Бред ревности

Если бы он не любил ее, то не страдал бы так из-за пустяка. Но Валентин обожал жену, жизнь их была безоблачной, и, что в наше время редкость, чувства от времени не тускнели, не исчезали. Ира и Юлечка — те, ради кого он жил, ради кого готов был сутками работать, чтобы баловать...

Они оба очень любили свой дом. И оба много работали. Квартира, дача, машина были результатом этого труда. Квартиру Ирина и Валентин обставляли сами, не пользуясь услугами модных теперь дизайнеров. Больше всего Ирина любила спальню и возилась с ней дольше, чем с другими комнатами. Мебель, зеркала, покрывала, светильники она подбирала тщательно, продумывая каждую мелочь.

И лишь дурацкий пустяк омрачал последнее время эту налаженную, счастливую жизнь.

Валентин и сам понимал, что это даже смешно. Его Ирина, которая за шесть лет их брака ни разу не взглянула на другого мужчину,— и вдруг изменяет? Чушь. Но он все никак не мог забыть тот вечер, когда она, не предупредив, не позвонив, задержалась после работы почти на два часа, а домой влетела довольная веселая: она случайно встретила свою бывшую школьную любовь и вот заболталась. Валентин, вздохнув облегчением, что с женой ничего не случилось, устало слушал, как возбужденная неожиданной встрече Ирина рассказывает про какого-то Лешку с соседней парты, про его жену артистку и маленького сына. Hаконец она с трудом вынырнула из воспоминаний, поцеловала мужа и уже обычным, спокойным тоне сказала, что устала на работе как собака, спросила поел ли...

Ночью у них впервые ничего не получилось. Ира подала виду, что расстроилась, и быстро уснула, а Валентин еще долго ворочался с боку на бок и заснул лишь под утро. Снились ему кошмары — будто здесь, в спальне, он убивает жену, потом себя, а из зеркала, висящего над их супружеским ложем, с укоризной смотру незнакомая молодая женщина. Проснувшись утром, он подумал, что так недолго и ума сойти, и решил, что надо взять себя в руки.

Ирина про бывшего однокашника больше не вспоминала, пока однажды как-то не упомянула вскользь, что он, оказывается, работает неподалеку и она вновь встретила его — с женой и мальчиком.

«Не смей ревновать! — приказал себе Валентин, почувствовав, как слова Ирины больно полоснули по сердцу.— Да, она красивая, но ты ведь никогда раньше ее ревновал!»

Но с тех пор ему все казалось подозрительным, ли Ира приходила домой довольная, и веселая, Валек тин мучился: почему у нее такое хорошее настроение Может, она опять встречалась с этим своим бывши» Если жена была не в духе, он мучился все равно: значит, она пытается скрыть радость от встречи с любовником.

Близость с Ириной уже не доставляла удовольствия, часто он, к своему ужасу, понимал, что вообще не в состоянии заняться с женой любовью. А Ира, почувствовав, что у мужа появились проблемы, стала особенно внимательна. «Вину заглаживает», — думал Валентин.

Как-то вечером он увидел в окно, что Ирину провожает до подъезда мужчина. Лица в сумерках Валентин не разглядел, и, пока жена не открыла дверь, его терзала и грызла ревность. Однако он пересилил себя и во время ужина, фальшиво улыбаясь, спросил будто бы мимоходом, что за кавалер объявился у жены. Ирина удивленно посмотрела на Валентина.

— Какой кавалер?

— Который тебя до подъезда провожал.

Ирина рассмеялась, как показалось Валентину — с облегчением.

— Да это же Олег с пятого этажа. Ну, который своей «семеркой» нашу машину на стоянке «запер» — ты еще с ним сначала поругался, а потом вы вечером у нас дома пиво пили...

«Дурак! — обругал себя Валентин.— Конечно же это был Олег, кто ж еще?»

Ему стало легче. Правда, ненадолго.

В пятницу вечером, едва войдя в квартиру, Ирина опрометью бросилась в спальню, но через пару минут уже вышла оттуда. На ней было новое платье — сногсшибательное, короткое, открытое, сексуальное. Валентин поймал себя на том, что даже рот открыл от восхищения, любуясь женой. И тут же, холодея, подумал: «Не ради меня старается. Иначе хотя бы спросила, нравится мне или нет».

— Нравится? — спросила Ирина.— Надежде привезли из Парижа, а ей не подошло...

И вновь Валентин отругал себя за подозрения. Ну почему он все время думает о плохом? Вот она, его жена, стоит перед ним, потрясающе красивая, и никуда не собирается от него убегать.

— ...едет туда по контракту, а Надежда даст ему все размеры,— продолжала рассказывать Ирина.— Между прочим, Лешка тоже нашел работу, только в Штатах, и через месяц уезжает.— Наверное, ей показалось, что муж не слушает, и она, заглянув ему в глаза, повторила: — Лешка уезжает в Штаты. Я вот подумала, может, и нам стоит попробовать?

— Да... да...— Рассеянно ответил Валентин. — Надо попробовать.

Он развернулся и вышел из комнаты. В висках молотом стучала только одна мысль: она не хочет расставаться со своим любовником и готова отправиться за ним на край света.

Утром Ира с дочерью собрались ехать на дачу. Валентин почти всю ночь не спал и потому только сонно пробормотал, что приедет попозже. Но едва за ними закрылась дверь, он вскочил и заметался по квартире. Он, сразу вспомнил все: и вызывающе шикарное новое платье, и разговоры про Америку... И окончательно понял: она ему изменяет. Она его больше не любит, и он, Валентин, бессилен перед этим.

Но ведь надо же что-то делать! Ведь должен же быть хоть какой-нибудь выход!

Промучавшись еще час, Валентин придумал. Он позвонил старинному приятелю и, стараясь говорить невозмутимо, попросил найти сговорчивую женщину. Приятель знал, что Валентин обожает жену, и потому: удивился, но спрашивать ни о чем не стал, и уже

час на пороге квартиры стояла совсем юная тоненькая девушка. Профессионалкой она, конечно, не была, скорее просто подрабатывала на тряпки и побрякушки. Валентину она понравилась, потому что оказалась, помимо всего, невероятно деликатной — об оплате своих услуг заговорила не сразу, и то смущаясь.

Валентин проводил ее в спальню, в которой провел со своей женой столько счастливых часов. Но и эта девочка подарила ему счастье. Лаская ее, он бормотал какие-то слова — нежные и страстные, какие раньше мог сказать только Ирине... И когда он это понял, что-то произошло. В ужасе отстранившись от девушки, он закричал:

— Ты не похожа на нее! Не похожа! Я не имею права!

Он обхватил пальцами ее тонкую нежную шею и со всей силы сдавил. Она уже теряла сознание, когда Валентин, вцепившись зубами в маленькую, почти детскую руку, отгрыз мизинец, проглотил и вонзил зубы в другой палец... Страшное, неукротимое чудовище проснулось в нем. Он рвал зубами покрытое золотистым загаром тело, пока девушка не затихла навсегда.

Белоснежные шелковые простыни на супружеской кровати пропитались алой кровью.

Валентин накрыл свою недавнюю любовницу покрывалом, написал прощальное письмо жене, распахнул окно и взобрался на подоконник, без страха глядя с высоты четырнадцатого этажа в колодец заросшего сиренью двора...

Они вернулись — жена и дочь, не дождавшись его на даче и волнуясь. Ирина распахнула дверь в спальню и с немым воплем упала на колени, простирая руки к нему, стоявшему на подоконнике и смело глядевшему вниз...

Послесловие судебного психиатра

Экспертиза констатировала у Валентина реактивное состояние — резкое снижение настроения со склонностью к суициду. У него начались галлюцинации — ему чудились голоса жены и погибшей девушки. Он все время ждал, что Ирина придет. Без окончательного диагноза и решения экспертного вопроса он был направлен на лечение в психиатрическую клинику. Время покажет, осознавал ли он, что творил.

Статистика убийств, тяжких телесных повреждений на почве ревности специально не изучалась, и, конечно, эта жуткая история не типична. В данном случае произошла так называемая «реакция мимо» — агрессия оказалась направлена не на подозреваемую в неверности супругу, не на предполагаемого соперника, а на постороннего, не имеющего к этому никакого отношения человеку. Вероятнее всего, в какой-то момент любовь к жене затмила в сознании Валентина все остальные чувства, даже ревность, и он (вначале на подсознательном уровне) отказался от намерения отомстить, хотя такая месть, как измена жене, могла бы, на его взгляд, облегчить мысли о ее неверности. С точки зрения психоанализа действия Валентина возможно объяснить желанием ликвидировать все, что напоминает о прежних намерениях, и проявилось это в такой чудовищной форме.

Считается, что ревность часто довольно тесно переплетается с садизмом. Оказывается, она может привести и к такому виду агрессии, как каннибализм.

Случай, повторим, нетипичный.

И все же, женщины! Прежде чем рассказать мужу или возлюбленному о своей далекой первой любви, которая — тесен мир! — живет в соседнем квартале, подумаете: может быть, это должно остаться вашей маленькой тайной?

Эпилог

С Валентином Ирина сразу развелась, и они с дочерью переехали на другую квартиру. Иногда Ире приходят письма из Америки: бывший одноклассник ужасно сочувствует подруге, но до сих пор не может понять, что такого она наговорила о нем своему мужу.

Чувство ревности
Читайте в рубрике «Чувство ревности»:
/ Ревновал одну, а ел другую