Когда любовницы — дочери и внучки

Сенокос Сенокос

Жена Мартина не любила. Просто, овдовев, не захотела оставаться без хозяина в доме, да еще с тремя дочерьми. Мартин тоже был вдовец, и у него тоже росли две дочери. Только он, в отличие от Эви, надеялся полюбить, пусть не сразу. Стерпится — слюбится. Он продал свою избу, перебрался к жене, сделал к ее дому пристройку, и семья зажила, как все. Мартин работал скотником, по вечерам потихоньку занимался хозяйством: там починит, здесь подправит. С женой разговаривал мало, и все о том же — о хозяйстве. Иногда, правда, вспоминал, что он — мужик и супругу надо «радовать». Эви не особенно радовалась, хотя и не отталкивала.

Так они прожили два года. Однажды во время сенокоса к нему пришла старшая приемная дочь. Наработавшись, они перевесили, прилегли отдохнуть, и вдруг Мартин понял, что счастье его — вот оно, рядом. Он обнял девушку и...

Потом он еще долго прятал глаза, когда встречался взглядом с кем-нибудь из домашних.

А осенью, когда Эви и девочки ушли по грибы, к нему вдруг пришла средняя приемная дочь.

— Сирии мне все рассказала,— заявила она.— Она сказала, что ей было хорошо. И я тоже хочу, чтобы мне было хорошо.

На Ивана Купалу, когда праздник был в самом разгаре, а девушки бросали в воду венки с горящими свечами, Мартин отправился гулять в лес. На душе было тяжко. Он понимал, что они с Эви чужие люди — общая бе- , да не всегда роднит. Мартин думал о том, что, хотя дети вроде бы приняли друг друга, жизнь с Эви не складывается...

И тут, в этом темном, полном мерцающих огоньков лесу, он почувствовал, как его обнимают нежные девичьи руки. Он обернулся и обмер — это была его Мария, младшая, любимица. И Мартин неожиданно почувствовал безумное желание. Он повалил дочь в траву и изнасиловал.

Потом они вместе плакали, и Мартин, сотрясаясь от рыданий, клялся, что больше такое не повторится и что он готов жизнью искупить свою вину...

С Эви Мартин почти перестал общаться. «Радовать» ее он больше не пытался, и, похоже, жену это не волновало. Но однажды, проснувшись посреди ночи, она увидела, как муж несет на руках ее старшую дочь. Сирии была абсолютно голой. И больше того — они с Мартином слились в поцелуе...

Эви кричала, пока не охрипла. Сирии все отрицала и пыталась успокоить мать, но та наутро все равно заявила в милицию, обвинив мужа в изнасиловании несовершеннолетней дочери.

— А со мной, мерзавец, не хотел! — кричала она на всю улицу, когда Мартина забирали.

У Владимира от рака умерла мать. Отец страдал невероятно, и, приехав вскоре после похорон его навестить, Владимир решил, что отца надо немедленно переводить к себе —он сильно сдал, сердце болело не переставая. Слава богу, тесниться им не придется: они с Аллой недавно построили роскошный двухэтажный коттедж — с подземным гаражом на две машины, с парком и бассейном.

Они с удовольствием называли себя «новыми русскими» — оба работали в банке на руководящих должностях, и более чем приличные оклады позволяли им нив чем не отказывать себе, а главное — Аленке. И бассейн, и парк, и особый детский сад — для нее родители были готовы на все.

Переехав в дом сына, Андрей Аркадьевич довольно скоро начал приходить в себя. С удовольствием возился с внучкой, которая была так похожа на покойную жену. Гулял по парку, восстанавливал пошатнувшееся от удара судьбы здоровье. Сын и невестка пригласили дорогого частного врача-психиатра, чьи консультации должны были помочь Андрею Аркадьевичу вернуться к нормальной жизни.

В конце концов время взяло свое. Пятьдесят семь лет — какие наши годы! Владимир радовался, что отец вновь устроился на работу и по утрам тщательно подбирал костюм — Андрей Аркадьевич всегда любил хорошо одеться.

— Папа, ты на работу или на свидание? — шутил Владимир.

— А что? — усмехнулся отец.— Какие наши годы... В тот злополучный вечер банк, в котором работали Алла и Владимир, отмечал юбилей. Гуляли допоздна, а вернувшись, застали Аленку в слезах. Она плакала и, пугливо озираясь, бормотала, что боится.

— Чего ты боишься, моя радость? — успокаивала ее Алла.— Мы дома, мы рядом. Закрой глазки. Мы сейчас! тоже ляжем спать, и я скажу фее, чтобы нам с тобой приснился один и тот же замечательный сон. Вон дедушка слышишь, как сладко похрапывает? Ему, наверное, тоже снится хороший сон...

Алена успокоилась и наконец заснула.

Придя утром будить ее, Алла едва не упала в обморок — на постели дочери повсюду были следы крови.

Разбудили деда. Расстроенный Андрей Аркадьевич! недоуменно разводил руками.

Зато врачи сразу определили, что ребенок подвергся сексуальному насилию, и посоветовали обратиться в милицию. Вполне вероятно, что, пока дедушка спал, в дом проникли неизвестные. Но Алла и Владимир знали, что это невозможно — дом надежно охраняли сложные замки и не менее сложная система сигнализации.

Они впервые поссорились. Материнское сердце подсказывало Алле, что к этой трагедии каким-то образом причастен свекор.

— Ты с ума сошла! — кричал Владимир.— Тебе просто надоел отец, и ты хочешь найти способ от него избавиться!

В милицию они так и не заявили.

А между тем Алене становилось все хуже. Она совсем перестала разговаривать, только все время плакала. И Алла все же написала заявление, указав, что считает свекра причастным к несчастью.

Андрей Аркадьевич гневно отвергал все обвинения. Перед следователем сидел седой импозантный мужчина в дорогом костюме и с возмущением отвечал на неприятные вопросы. Он утверждал, что, укрыв Аленушку на ночь, сразу ушел к себе в комнату и мгновенно заснул. Он сердился, недоумевал, клялся... Пока не увидел результаты судебно-медицинской экспертизы, подтверждающей его вину.

Потом он прочитал заключение судебных психиатров, в котором говорилось, что любимая внучка Андрея Аркадьевича из-за пережитого потрясения находится в тяжелом состоянии.

И он рассказал правду.

Когда сын с невесткой уехали в ресторан, Андрей Аркадьевич вновь почувствовал одиночество, вновь ощутил, как не хватает ему покойной жены. Он достал рюмку, налил коньяку и решил помянуть супругу. Помянул. И предался размышлениям: все-таки они прожили замечательную жизнь, вырастили прекрасного сына, теперь вот Аленушка растет — светлая радость, она так похожа на бабушку... Андрей Аркадьевич встал и отправился проведать внучку — время было позднее и ей полагалось ложиться спать. Зайдя в комнату, он подошел к детской кроватке и обомлел: Аленушка смотрела на него, и Андрею Аркадьевичу показалось, что на него смотрит покойная жена...

Послесловие судебного психиатра

Хотя дочери отрицали все случаи связи с отцом, Мартин сознался и просил его расстрелять. Впрочем, при этом он постоянно повторял, что все это ему приснилось, и даже утверждал иногда, что слышит плач своих дочерей, которым без него плохо. Судебно-психиатрическая экспертиза в Эстонии не решила диагностические и экспертные вопросы, поэтому Мартина доставили в Москву. По-русски он говорил плохо, не сразу находил нужные слова. Сказал, что на протяжении всей дороги только и думал о том, что здесь, в московском медицинском центре, его сразу убьют. Разговорить это-; го сорокатрехлетнего эстонца, никогда не выезжавшего, за пределы маленькой деревни и проучившегося в школе всего четыре года, было непросто. Он сидел съежившись и глядя вниз — точно пытался разглядеть землю, которой скоро окажется.

Экспертиза диагностировала у Мартина умственное недоразвитие, отметила, что он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, и рекомендовала применить к нему статью 22 УК РФ.

У Андрея Аркадьевича расстройств психики не обнаружили. Он раскаивался, понимал, что впереди — лагерь...

Анализируя подобные ситуации, прежде всего следует привести современную концепцию, согласно которой к инцесту — кровосмесительным сексуальным контактам — относят и контакты действительно кровных родственников, и контакты с усыновленными (удочеренными) детьми, их контакты с приемными родственниками, сводными братьями и сестрами и др. Хотя последнее в литературе иногда называют псевдоинцестом, уголовно преследуются оба варианта. Наверное, это правильно — ведь ребенок ВСЕЦЕЛО доверяется новым родителям! Важно отметить, что частота встречаемости инцеста вообще трудно определима (во многих семьях это скрывают), но имеющиеся данные свидетельствуют о небольших различиях в частоте истинного псевдоинцеста. Такие сведения позволяют делать многоплановые выводы, не только медицинские, но и социальные.

В первобытном обществе кровосмешение было достаточно распространено. Тогда этому способствовала жизнь в изолированных племенах, близость к законам природы. Достаточно часто это явление встречается в Древней Греции и Риме. В дальнейшем проблема сексуальных контактов близких родственников рассматривалась по-разному. В России, например, на протяжении столетия ситуация менялась от сравнительно терпимого отношения к бракам между двоюродными братьями и сестрами (вспомним кузенов и кузин многих романов XIX века) до полного официального неприятия любых — брачных, внебрачных — близкородственных связей. Выросли поколения людей, отгороженных от таких связей социально-нравственным барьером, переходящим на биологический уровень — уровень, при котором не воспринимаются сексуальные раздражители, идущие от родственника по крови. В последние 30—40 лет этот барьер укрепился благодаря сведениям о генетической опасности родства родителей для потомства — в связи с возрастанием вероятности заболеваний, закодированных в обоих генотипах.

Однако социальные сложности современной жизни, чувство незащищенности перед ее нестабильностью все чаще приводят людей к поиску психологического комфорта в сексуальных отношениях с близкими родственниками (естественно, не имеются в виду уголовно наказуемые отношения с несовершеннолетними). Это находит убедительное объяснение в трудах выдающихся психоаналитиков современности К. Хорни и Э. Фромма. Так, кровосмесительные стремления объясняются не особой сексуальной потребностью, а подсознательным желанием не рвать уз, связывающих человека с матерью. Согласно психоаналитической концепции, любые близкие родственники могут в той или иной степени ассоциироваться с защищающей силой матери, давая ощущение «устойчивости». В подобных случаях человек, не являющийся близким родственником, может в целом не восприниматься достаточно положительно или вызывать неосознанную тревогу, что тормозит и его восприятие сексуального объекта.

Есть и другие аргументы учащеяия случаев кровосмесительных отношений. В сложное время глобальных социальных изменений некоторые люди стремятся вернуться в историческое прошлое, когда человечество было неразрывно связано с природой. Тогда именно сочетание общности крови и земли придавало- прочность племени. При этом было легче ориентироваться в жизни, в неожиданных и сложных ситуациях.

Но, как установили психоаналитики, психологи, для всестороннего развития личности необходимо «разорвать пуповину», связывающую человека с матерью, с семьей, ограничивающую познание мира, адаптацию в нем. Одни, более сильные личности, всегда могут это сделать, другие — нет. Также следует отметить, что браки кузенов и кузин в России нередко служили увеличению состояния одной из семей, а неблагоприятные генетические сочетания нивелировались гораздо более благоприятной, нежели в конце XX века, средой.

К инцесту с несовершеннолетними закон достаточно суров. Нередко такие деяния в первый раз (а иногда и в последующие) сопряжены с изнасилованием. В других случаях несовершеннолетний может не сопротивляться сексуальным контактам с отцом, дядей, братом и др., извлекая из этого какую-то выгоду (подарки, деньги, снисхождение и т.д.). Иногда девочки-подростки в; знак протеста против недостаточного внимания (истинного или кажущегося) со стороны матери или отца сами предлагают себя отцу, отчиму... И мужчины не слишком обремененные моральными принципами и просто человеческими ценностями, с легкостью соглашаются. Часто инцест — показатель неблагополучия семьи. Более того, случается, что подростки и дети привыкают к насилию со стороны родственника, а это ведет к возникновению хронической психической травмы.

Типичное время совершения таких преступлений — с 12 до 18 часов, то есть когда второй супруг, обычно мать, на работе. И самое страшное — узнав о том, что произошло, она не спешит заявлять в милицию: женщина боится остаться одна, без мужа, с детьми. Но это уже другая социальная проблема.

Истории изнасилования
Читайте в рубрике «Истории изнасилования»:
/ Когда любовницы — дочери и внучки
Рубрики раздела
Лучшие по просмотрам